20 ноября 2017 Г. Нанотехнологии и наноматериалы Российские нанотехнологии STRF.RU регистрация вход

   
Приложение журнала «Российские нанотехнологии» для iPad
Главная / Новости и События / Интервью
Редколлегия
Контакты
Размещение рекламы
Партнёры
форум
В мире НАНО
Реклама

Техноскан

Новости и События

Интервью

Решать задачи, а не гнаться за Америкой

Даже в самых лучших вузах квалификация профессорско-преподавательского состава не столь уж высока по научной части. В университете даются базовые лекции, но вряд ли преподаватели читают иностранные журналы, следят за научной деятельностью коллег. Поэтому цель научно-образовательных центров, работающих сегодня в рамках ФЦП «Кадры», – немного расшевелить студентов, считает заведующий лабораторией Института гидродинамики им. М. А. Лаврентьева Сибирского отделения РАН, член-корреспондент РАН Павел Плотников.

Павел_Плотников
Павел Плотников:
«Если вдруг появится талантливый молодой человек, то, поверьте, и ставки, и деньги, и возможности для него всегда найдутся. Никакой проблемы в этом нет. Беда в том, что не попадаются такие люди!»

Павел Игоревич, в чём Вы видите основные плюсы и минусы организации ФЦП «Кадры», при поддержке которой в настоящее время работает научно-образовательный центр (НОЦ) Института гидродинамики?

– Вы знаете, сама идея создания научно-образовательных центров не новая – НОЦ существуют не первый день. Просто раньше деньги выделялись по другим каналам. Смысл всего этого предприятия в том, что молодые люди проходят дополнительное обучение в научной лаборатории.  Плюс уже состоит в том, что они попадают на практику в академический институт, потому что, как ни крути, именно в академических институтах в основном сосредоточена исследовательская работа. Особых минусов в организации этого проекта я не вижу. Разве что издержки 94-го закона, о которых сегодня не говорит только ленивый. Из-за того что показатель цены в этом законе имеет довольно большой вес, порой возникают абсурдные ситуации. Простой пример Математического института им. В. А. Стеклова РАН, который всегда проигрывает из-за того, что выставляет цену несколько выше, чем конкуренты. Хотя очевидно, что именно эта научная организация сможет обеспечить наивысшее качество работы по проекту. Большинство институтов – и мы не исключение – пытается сбалансировать показатели в заявках на лоты таким образом, чтобы всё же были шансы на победу в конкурсах. Варьировать здесь, конечно, можно. Но можно и дальше пойти. Иногда небольшим организациям, вузам очень важно само участие в конкурсе, поэтому они выставляют смешную цену, скажем, 100 тысяч рублей, – и выигрывают лот.

Что вам удалось сделать за годы участия в программе?

– Всё очень просто – есть индикаторы, на которые нужно ориентироваться. Мы всё строго соблюдаем. Ведётся научная работа, пишутся статьи в журналы с высоким импакт-фактором. Сейчас на всех уровнях проводится политика, стимулирующая повышение качества статей, и мы её придерживаемся: публикуемся в таких изданиях, как «Архив рациональной механики и анализа», Philosophical transaction. В нашей области это весьма авторитетные журналы.

Каким образом подбираете аспирантов, студентов для совместной работы?

– Здесь ситуация такая: ни для кого не секрет, что мы находимся в демографической яме, поэтому приходится работать со всеми, кто сам изъявляет желание попрактиковаться. Любой человек получает всемерное содействие. Что потом из него выйдет, зависит от его индивидуальных способностей. На первых порах никаких условий мы ему не выдвигаем. Конечно, где-то в глубине души мы не равнодушны к тому, насколько студент любознательный и какой у него средний балл оценок в институте, потому что работать с круглыми троечниками не всегда хорошо. Но слабые студенты, как правило, сюда и не приходят. Всё же математическая физика – довольно сложная область знаний.

Сколько человек на сегодняшний день проходят обучение в центре?

– Сейчас у нас не менее десяти студентов и примерно шесть аспирантов. Но это переменные величины: одни защищаются и уходят,  другие приходят. На этот вопрос лучше отвечать весной, когда идёт набор.

Какие задачи вы перед ними ставите: проводить исследования, ориентируясь на мировой уровень науки?

– Говорить о мировом уровне и соответствующем соревновании крайне вредно, даже бессмысленно. Это проигрыш с самого начала. Правильный подход состоит в следующем: у нас есть некоторые задачи, справиться с которыми можно при определённой квалификации, и нужно готовить людей, которые могли бы решать эти задачи, причём делать это достаточно успешно. На эту тему я могу рассказать нечто вроде исторического анекдота. Вопрос такого рода – сравнение с мировым уровнем – обсуждался после русско-японской войны начала ХХ века, которую, как известно, Россия проиграла. Тогда были выделены большие деньги на ликвидацию пробела в науке и технике. Был поставлен вопрос: что нам делать? Либо создавать нечто, что обеспечит прорыв, выведет страну на передовые линии, или поступить как-то иначе? Покойный академик Крылов на заседании Государственной Думы очень чётко объяснил: «Пока вы стараетесь организовать прорыв, вы проиграете, не успев ничего сделать. Нам надо понять, какие задачи мы хотим решать, и чего от нас жизнь требует. Исходя из этого следует планировать свою деятельность». Тогда он сумел убедить власть. Итог: все флоты, которые были построены в мире перед Второй мировой войной, были быстро списаны, а флот, возведённый Крыловым, плавал до 50-х годов ХХ века, благополучно удовлетворяя всем требованиям того времени. Речь идёт не о достижении мирового уровня в процессе соревнования, а о том, что люди должны уметь решать задачи, которые перед ними ставят. В 50–60-е годы удавалось таких людей воспитывать. Я сам эту систему воспитания немного захватил. В ней очень чётко обозначена простая и, на мой взгляд, единственно верная цель научной подготовки. 

Удаётся ли повысить квалификацию студентов и аспирантов в процессе подготовки?

– Если говорить откровенно, даже в самых лучших вузах квалификация профессорско-преподавательского состава не столь уж высока именно по научной части. В университете даются базовые лекции, но вряд ли преподаватели читают иностранные журналы, следят за научной деятельностью своих коллег. Поэтому наша цель – студентов немножко расшевелить, приобщить к исследованиям, снабдить теми знаниями, которыми они не обладают на данный момент. И это нам удаётся.

Как Вы думаете, останутся ли в науке ребята, с которыми вы занимаетесь?

– Я считаю, совершенно необязательно, чтобы все они шли в науку. Тем более что наше государство ведёт планомерное сокращение этого сектора. Принцип такой: если вдруг появится талантливый молодой человек, то, поверьте, и ставки, и деньги, и возможности для него всегда найдутся. Никакой проблемы в этом нет. Беда в том, что не попадаются такие люди! Что же касается подозрений насчёт того, что мы готовим кадры для заграницы, я прихожу к выводу, что заграница теряет свою популярность. По крайней мере, у меня были два студента, которым предлагали неплохие условия во Франции, и они оба отказались ехать. Здесь они получали сопоставимую зарплату, если не больше. За границей жить хорошо, но там есть и свои минусы: чужой язык, чужая среда, давление, некоторая дискриминация. В наших технологических фирмах, по крайней мере до кризиса, с зарплатами было ничуть не хуже.

Выходит, они остались работать в коммерческом секторе… А что, собственно, получает наука, готовя эти кадры?

– Само по себе воспитание более интеллектуальных людей – цель нашего НОЦ, да и, на мой взгляд, образовательной системы в целом. Кто-то из этих студентов, аспирантов, наиболее любознательных и усидчивых, обязательно останется в науке, даже несмотря на то, что в коммерческом секторе более привлекательные условия. Это трудно объяснить, но работа в науке приносит удовольствие. Каким бы вы ни были плохоньким, слабеньким научным работником, если хоть раз в жизни вы сделали пусть очень маленькое, ерундовое, но открытие, то вы уже испытываете эйфорию, вас охватывает азарт. Этот элемент нельзя сбрасывать со счетов. Даже если зарплаты будут очень маленькими, кто-то этим точно будет заниматься.

Продолжите ли вы работу с молодёжью в том случае, если ФЦП «Кадры» будет закрыта или же если не выиграете следующий конкурс по этой программе?

– НОЦ организационно может на какое-то время уснуть, но работа с молодёжью, конечно, будет продолжаться. Приток свежих сил крайне важен, особенно в академической науке. Студенты могут приходить и уходить, но, если их совсем нет, жизнь полностью замирает. Любая система со временем консервируется, и её надо обновлять. Эта часть науки – работа с молодёжью – очень важная составляющая. Может, 20–30 процентов времени я этим и занимаюсь.


Интервью провела Быкова Наталья для STRF.ru


обсудить публикацию

версия для печати



ай вао
Интервью

Композиты на острие 3D-принтинга


Учёные СПбПУ и Сколтеха разрабатывают «софт» и «железо» для трёхмерной печати композиционных изделий

читать полностью читать полностью




Acta Naturae



© ООО «Парк-медиа», 2007-2008

Разработка - Metric

Все права защищены
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100